«Я собираюсь всех очаровать». Мигран Арутюнян — о возвращении в клетку, формуле успеха и первом поражении

Мигран Арутюнян — серебряный призер Олимпиады в Рио по греко-римской борьбе, который успешно перешел в профессиональные ММА. В эксклюзивном интервью MMA.Metaratings.ru Мигран рассказал, как на него повлияло первое поражение в карьере, поделился крайне амбициозными планами на ближайший год, а также назвал найденную им за время простоя формулу успеха на ММА-сцене.

— После боя с Жасуланом Акимжаном ты не выходил в клетку целых полтора года (в октябре 2019 года Мигран потерпел первое поражение в своей карьере от Акимжана — прим. MMA.Metaratings.ru). С чем был связан этот простой?

— Во-первых, я совершил большую глупость — я вышел на тот бой абсолютно неготовым. Я говорю об этом впервые, не хочу, чтобы это звучало как оправдание. Парень был очень хорош, но что есть, то есть. Так получилось. У меня были личные, так скажем, причины.

— Но и с момента твоего крайнего поединка прошло уже почти 10 месяцев. Почему мы не видели тебя в клетке все это время?

— Были вещи, с которыми мне нужно было справиться, разложить по полочкам. Сейчас, конечно, тяжело, появился лишний вес. Некоторые отсутствуют два-три месяца и уже думают — завязать или оставить? Но у меня такого нет, мне просто нужно было перезарядиться, переосмыслить все. Подумать, хочу ли я этого на самом деле. И я решил, что в этом году я все утрою. Все, что пропустил.

— К чему ты готовишься в данный момент?

— Сейчас я «включаюсь». С начала января я начал делать свои первые шаги. Сначала я реабилитируюсь — приведу свои мышцы и тело в порядок. Потом уберу лишний вес, за время отсутствия я набрал килограммов 10.

— Куда ты стремишься в этом спорте?

— До самого края света. Цель только такая. Иначе я бы столько не перезагружался, не вернулся бы в это. Здесь уже на кону все. Я должен себя проявить, быть на пределе своих возможностей. Потом их удвоить, утроить — все по моей системе. Я должен постараться дойти до самого края.

— Что тебе нужно сделать, чтобы вскоре оказаться за океаном?

— Очаровать всех. Обратить на себя внимание. Мне нужно сделать то, что заинтересует любую организацию — показывать те бои, ту форму, которая будет превосходить многих других желающих попасть в эту организацию. Все очень просто. Конкуренция большая, поэтому мне нужно чем-то отличиться. Чем отличиться? Да, пожалуй, всем…

— Планируешь и далее оставаться в полулегком весе?

— Да. Мой рабочий вес — где-то 71-72 кг. Да и то, если я решу вернуться в борьбу, то сделаю его еще меньше, буду в этом промежутке себя контролировать. Но так, чтобы «без напрягов».

— То есть вес не сыграл существенной роли в бою с Акимжаном?

— Я тогда согнал килограммов 10 за пару дней. Согнать столько веса, когда ты не в форме, когда ты в таком состоянии… А Акимжан здесь ни при чем. Это мое состояние, я сам довел себя до этого. Но я рад, что все так сложилось. Все подчистилось, многие люди исчезли. Не пришлось даже им говорить в лицо, мол, вам пора, ребят, ваша остановочка. Кто-то с команды сошел, кто-то рядом с товарищами… Но я сейчас вообще о них не думаю. Единственное, о чем я думаю — это какая-то благодать, что все так сложилось. Всего лишь один проигрыш дал мне столько всего… Столько прозрения, так скажем. Но все классно, на самом деле. Я уже давно говорил, что люди подобны перхоти — появляются и исчезают. На меня много обижались тогда, а сейчас они не обидятся. Они сами поймут, каковы они.

— Где потенциально ты можешь продолжить выступать?

— У меня сейчас нет определенного контракта, я открыт к предложениям. Но прежде всего я заявляю честно, как есть — я буду готов к любому предложению месяца через два-три. Потому что я не стану себя больше подводить. А вообще, конечно, можно и за океан через парочку боев.

— В сети гуляет несколько видео с твоим непосредственным участием в Карабахском конфликте. Как ты принял решение туда поехать?

 — Я, так скажем, даже не принимал этого решения. Это было сделано по сердцу и по уму. К сожалению, все сложилось таким образом, что мы остались без того, что исторически принадлежит нам. Ну, сейчас об этом говорить что-то… Обсуждать то, что было и каким образом им это досталось… Это тоже самое, как когда ты выходишь подраться, и против тебя дерутся несколько ребят и еще судьи. Все против. Ну, ничего страшного. Лично я просто жду следующей встречи — со справедливостью. А так, если что-то начнется — я не скрываю, мне нечего стесняться. Мне даже думать не о чем. 

Это моя нация, это мой народ. Это история, которая принадлежит нам, лично мне. Там живет куча людей, которая не заслуживает этого. Да и вообще — там живет моя мать. То есть она живет на территории Армении, но я их с Арцахом никак не разделяю.

Но это не значит, что нужно плохо говорить про Азербайджан. Моей нации может это не понравиться, особенно в свете всех этих событий, но есть люди — что за свой народ я бы отдал свою жизнь, что за них. А хотя, что таить — есть у меня близкие азербайджанцы. Эти люди знают, о ком я. И этого не нужно стесняться. Эта ситуация никак не разделила нас. А если и разделяет, значит, нужно просто отпустить.

Полное интервью смотрите на нашем YouTube-канале.

Комментарии

Нет комментариев. Будьте первым!