«Я ощущаю в себе больше потенциала, чем у многих в UFC». Большое интервью Александра Шаблия

Александр Шаблий – топовый российский боец ММА родом из Ростова-на-Дону. Совсем недавно он подписал контракт с ведущим американским промоушном Bellator. Из интервью с Александром мы узнали:

— что предшествовало его подписанию в Bellator;

— какие уроки он извлек из спаррингов с Хорхе Масвидалом;

— в чем разница между менталитетом русского и американского бойца;

— как ему удается совмещать деятельность депутата и бойца;

— почему у Стерлинга нет шансов в реванше с Яном.

Все это и многое другое – в эксклюзивном интервью Metaratings.

Получить бонус 1000 рублей для ставок на ММА

— Саша, привет. Расскажи, пожалуйста, как у тебя дела, что нового?

— Все хорошо. Наслаждаюсь времяпровождением со своей семьей, дома.

— Насколько я помню, ты уехал в Штаты 16 октября, а вернулся 19 февраля. Как себя чувствуешь после четырех месяцев отсутствия в России?

— Соскучился по дому, родным, друзьям. В тренировочном режиме сейчас небольшая пауза, потому что там (в США) я тренировался в режиме нон-стоп. Надо немного отдохнуть, набраться сил, чтобы после этого начать новую подготовку.

— Как я понимаю, целью поездки было окончательно решить вопрос касательно участия в заокеанских промоушнах. Какой вообще у тебя был план на эту поездку?

— План заключался в следующем: мы должны были прилететь в Америку, сделать рабочую визу, а затем ждать возможности выйти на замену. Рабочую визу нужно было сделать по той причине, что часто бойцы подписывают контракт на бой, а затем испытывают трудности при получении самой визы. Я же ждал своей возможности выйти на замену, потому что в условиях пандемии бои постоянно срывались – бойцы прилетают, им нужно отсидеть карантин, а затем у них находят положительный тест на ковид. Я ждал именно такого случая. Тренировался до середины декабря и не сомневался, что выступлю. И мои менеджеры, и матчмейкеры были уверены на девяносто процентов, что я подерусь. Но, как видишь, мы попали в оставшиеся десять процентов.

— В конечном итоге, стоила ли игра свеч?

— Нет, думаю не стоила. В Bellator я мог бы подписаться, сидя и здесь, в России. Но моя совесть чиста, потому что я сделал все, что от меня зависит. Я не вижу критериев, по которым я не проходил бы в UFC. Я ощущаю в себе больше потенциала, чем у большинства в их ростере. Самое главное, что появилось четкое понимание того, что нужно делать. Если бы нам меньше морочили голову, я бы и раньше понял, что нам нужно двигаться в других организациях, потому что на протяжении этого времени было много предложений, но нам всегда говорили, мол, вот сейчас, сейчас, уже скоро вы подеретесь.

Еще год назад я был готов оставить всю эту затею с UFC и подписаться в PFL, но Ризван (прим. автора: Ризван Магомедов – менеджер Александра и многих других российских бойцов) был уверен, что мы вот-вот подпишемся. Но видишь: потом пандемия, одно, другое…

— Ты провел в Штатах четыре месяца – это крайне длительный лагерь.

Не могу не задать вопрос: ты много денег потратил за это время?

— Скажем так, если бы я подписался в UFC, оно бы того стоило. Но я совсем не думаю о деньгах, о том, что я там потратил. Я думаю о том, что за это время я мог бы провести несколько боев – вот, что действительно обидно.

— В США ты тренировался в American Top Team. Кто в этом зале произвел на тебя наибольшее впечатление?

— Не знаю, не могу кого-то выделить. Могу сказать, что я по-настоящему рад знакомству с Артемом Левиным (прим. автора: Артем Левин – российский профессиональный тайбоксер и кикбоксер, многократный чемпион мира), у нас сложились хорошие дружеские отношения. В остальном – нет, никто особо не впечатлил. Я вообще парень не очень впечатлительный (смеется).

Было здорово с кем-то общаться, тренироваться, но ничего сверхъестественного. Думаю, что дело еще и в нашем менталитете: мы никогда не бежим сразу с кем-то общаться, фотографироваться. Нас вообще не так легко впечатлить. У иностранцев с этим все проще.

— Хорошо, тогда расскажи про наиболее ценный опыт, полученный в ATT.

— Из всех спаррингов, которые я проводил в ATT, спарринги с Артемом были самыми ценными – он звезда кикбоксинга и тайского бокса, работать с ним было очень интересно.

Интересно было поработать с Дастином Порье, с Хорхе Масвидалем. Но из этих спаррингов я вынес больше не в техническом плане, а в психологическом – накапливается уверенность, понимаешь, что они такие же люди, как и ты, хоть за ними и тянется очень много хайпа.

— Говоря о хайпе. Как ты думаешь, в чем ключевая разница между тем, как продвигают себя наши бойцы, и тем, как продвигают себя западные?

— На Западе понимают, что им надо чем-то удивлять, и они не стесняются этого делать. Им все равно, что о них подумают: подумают хорошо – здорово, подумают плохо – тоже здорово. Главное, чтобы обсуждали. У нас же другой менталитет: мы немного стесняемся делать что-то новое, необычное. Для нас важно, как люди отреагируют, что будут о нас думать.

— Есть мнение, что в ATT, как правило, едут за борьбой, а ты сильно выделяешь работу с Левиным по ударке – своей сильной стороне. Почему?

— Что касается стойки, то меня там местные тренеры абсолютно ничему не научили. Более того, многие вещи, которые они там давали, мне казались просто неразумными. Естественно, как спортсмен, я не возражал тренерам, кивал головой, но то, что они мне там говорили – для меня это первый класс обучения. К тому же я чувствовал, что их работа в стойке мне не подходит – ломается моя техника, уходят те акценты, которые я расставляю.

А Артем хорошо понимает школу советского, российского бокса, мы с ним в основном работали на руках. Он поделился со мной многими «фишками», и они очень важны, потому что все высококлассные бойцы в стойке находятся примерно на одном уровне – все умеют бить ногами и руками. А выигрывают именно за счет своих «фишек».

— Ты дерешься в легкой весовой категории (70 кг). Изучал ли ты потенциальных соперников в своем дивизионе? Выделял ли кого-то?

— Особо не изучал. Знаю только, что дерется Питбуль (Патрики Фрейре), его брат (Патрисиу), Бенсон Хендерсон, Брент Примус, Майкл Чендлер, Сидни Аутло, Адам Пикколотти. Вот этих ребят знаю, больше никого.

— В Bellator довольно много «ноунеймов» (неизвестных бойцов). Как ты считаешь, это хорошо или плохо?

— Плохо, потому что это «ноунеймы» сильные, хорошие, просто о них еще никто не знает. Так можно подраться с ноунеймом, но бой будет очень непростой.

В UFC же все по-другому: если ты там дерешься, даже с кем-то малоизвестным, то ты уже топ-боец и дерешься с такими же. В Bellator ты совсем не обязательно будешь драться с топ-бойцом, туда подписывают ребят, у которых в карьере было один, два, может три боя, они дерутся в начале карда. Обычная организация, которая делает сильный мейн-кард и такие себе прелимы.

— Ты благополучно совмещаешь карьеру бойца и общественную деятельность. Как ты считаешь, удастся ли тебе сохранять этот баланс после перехода в Bellator? И расскажи, пожалуйста, еще раз, чем ты занимаешься.

— Все верно, я депутат на общественных началах (прим. автора: Александр – депутат городской Думы Ростова-на-Дону), то есть за свою деятельность я никаких денег не получаю. У меня есть приемная, есть люди, которые меня выбрали и перед которыми я несу ответственность, поэтому совмещать придется. Моя основная деятельность – популяризация спорта, доступный спорт, и это касается не только строительства детских спортивных площадок, это касается также достойных зарплат тренерам.

Считаю, что это очень важно, чтобы люди могли тренироваться бесплатно. В городе есть такие клубы, но тренеры там получают крайне мало, и им приходится так или иначе искать дополнительный заработок, чтобы себя прокормить. Так быть не должно.

— Давай поговорим про бой Ян-Стерлинг. Что в целом можешь сказать по поводу этого боя?

— Мне показалось, что Петя решил отдать первые два раунда. Он не включался, давал Стерлингу работать, и только в третьем раунде мы увидели прежнего Петра: он стал много двигаться, дергать, проваливать и отвечать. Мне показалось это очень интересным, с нетерпением жду возможности спросить Петю, на самом ли деле это было его планом.

У меня не было сомнений, что он выиграет. Так бы и случилось, если бы не злополучное колено. У Стерлинга не было шансов в четвертом и пятом раунде, он не встал потому, что устал, а не потому, что он «поплыл». Было видно, что Петя после тридцати секунд дышал ровно, а Стерлинг задыхался, у него живот двигался как воздушный шар, это из-за усталости.

Бонус на ставки за регистрацию, без депозита

— Как лично ты оцениваешь поступок Стерлинга?

— Знаешь, в боях бывают крайне тяжелые моменты, когда боец думает, остаться ему и лежать или встать и идти до конца. Я считаю, что именно в эти переломные моменты у бойца и определяется характер, и если он через них проходит, то выводит себя на абсолютно другой уровень. Стерлинг же поступил прагматично, забрал пояс, но я не считаю, что это поступок настоящего бойца.

— Как оцениваешь шансы Стерлинга в реванше?

— Думаю, что в реванше у него шансов еще меньше. Петя прочувствовал его как бойца: даже если Алджамейн его переведет, то удержать не сможет. У Яна прекрасная защита от борьбы, и этот бой наглядно это продемонстрировал.

К тому же, отказавшись продолжать бой, Алджамейн проявил слабость, это повлияет на него психологически. Думаю, что Петр с легкостью победит в реванше, и скорее всего Стерлинг будет всячески избегать этого боя.

— Последний вопрос. Когда сможем снова увидеть тебя в клетке?

— В данный момент жду контракт, должен получить его уже на днях. Выступлю ориентировочно в середине-конце мая.

Абу-Муслим Алиханов. Спарринг-партнер Петра Яна о его дисквалификации и поражении

Денис Вильданов о хайпе, голых кулаках и оторванном бицепсе. Большое интервью перед «Королями ринга»

О кулачных боях, необычной технике и высказывании Моряка. Интервью чемпиона Hardcore FС Мухаммеда Калмыкова

Рейтинг:
0
Комментарии
Нет комментариев. Будьте первым!