«Всегда готов стоять за правду и защищать людей от бандитов». Кратос — о кулачных боях, драках и казачестве

Российский боец Сергей Калинин, более известный как «Кратос», 27 мая на турнире Top Dog в Москве сразится за чемпионский перстень в среднем весе с его обладателем Наимом «Самураем» Давудовым. В эксклюзивном интервью MMA.Metaratings.ru, он рассказал об особенностях поединков на голых кулаках, уличных драках за справедливость, казачестве и общественной деятельности, поддержке Александра Шлеменко и КВН как школе треш-тока.

Бонус на ставки за регистрацию, без депозита
Сергей Калинин
Сергей Калинин

— Почему вы решили взять себе прозвище в честь героя компьютерной игры?

— Это получилось случайно. Меня спросили, какое бы я хотел прозвище. Я предложил «Гладиатор», потому что меня так называли в ММА. Но у них уже был «Гладиатор». Тогда я решил взять «Кратос», потому что у меня такая татуировка на груди. Они решили, что это прикольно и одобрили. Плюс ко всему мне нравится сама игра God of War. Персонаж тоже чем-то схож со мной.

— Как возникла идея перейти из ММА в «кулачку», притом что в ММА вы были довольно известным бойцом и участвовали в Гран-при FIGHT NIGHTS?

— Когда начала набирать популярность «кулачка» и Артём Лобов стал драться в Bare Knuckle, у нас в спортивном клубе «Ратиборец» пошли такие разговоры, что можно подраться на голых кулаках. Буквально через полгода мне позвонили знакомые и предложили подраться на Top Dog. Я говорю: «Здорово, давайте подерёмся». Рекомендовал попробовать свои силы и Александр Деревянко, который тоже выступает в Top Dog. Тема интересная, близкая к ММА, поэтому я долго не думал и согласился. После боя на EFC мне долго не предлагали новых боёв, поэтому в отсутствие других вариантов согласился на Top Dog. Кстати, я считаю, что в том бою с претендентом на пояс EFC я выиграл, но победу отдали сопернику. 

Сергей Калинин в Top Dog
Сергей Калинин в Top Dog

— Первый поединок в кулачных боях вы провели по правилам кикбоксинга. Это было сложнее, чем в ММА?

— Я бы не сказал, что сложнее или проще. Это отдельный вид единоборств, даже не похожий на бокс, где должен быть другой тайминг и другая защита. Можно применять удары из арсенала ММА, например, можно бить плечом, клинчевать жёстче, чем в боксе. Для подготовки к кулачному бою ММА отлично подходит, потому что там есть борьба и больше арсенал действий, нежели в боксе. Что касается боя по кикбоксингу, в котором можно было бить коленями, то там я всего два раза ногами ударил, а в целом завершил бой руками. Везде есть своя специфика. В ММА надо уделять больше внимания вольной борьбе и грэпплингу, а также тайскому боксу и боксу. В  «кулачке» достаточно использовать только бокс и основы борьбы в стойке.

— Гаджи «Автомат» рассказывал, что после кулачных боёв у него жутко болели руки и голова, на следующий день он просыпался в ужасном состоянии и даже сознание терял. Насколько тяжёлые были у вас травмы после боёв?

— Гаджи не выступал по ММА, поэтому ему было сложнее выступать в «кулачке». В ММА также жёстко бьют, при этом есть удары коленями и локтями, а в партере бьют ещё сильнее, потому что сложнее уклонами самортизировать удар, чем в стойке. Если на настиле голова лежит, очень жёстко прилетает. Есть удары коленями по корпусу, даже в партере. После выступлений в ММА мне проще. Я привык ко всем этим травмам, и не думаю, как бы выступить, лишь бы не травмироваться. Мне просто нравится драться, я делаю это для души. Восстанавливаюсь точно так же, как после ММА. Кулаки, конечно, болят. Первую неделю они становятся мягкие и я вынужден работать в лайтовом состоянии, а потом уже образуется хрящ и всё идёт в стандартном режиме.

Кэшбек до 15 000 руб на ставки!
Сергей Калинин
Сергей Калинин

— Кулачные бои ещё напоминают поединки тафгаев в хоккее. Вы играли в хоккей?

— Играл совсем немного. В моём родном Верхнем Уфалее есть хоккей с мячом. Я стоял год в воротах, но там нет таких драк, поэтому могу сравнить только с тем, когда дрался на улице. Когда прилетает голым кулаком, это гораздо неприятнее, нежели когда достаётся перчаткой.

— У Top Dog уникальный антураж. Бои проходят в круге, очерченном соломой, бойцы носят штаны. Как вам такие особенности?

— Создаётся интересная атмосфера. Штаны можно надевать любые, даже джинсы, и кому-то в них комфортно, но я предпочитаю спортивную одежду, поэтому выхожу в штанах. Атмосфера действительно близка к уличной, она заряжает энергией. Я себя чувствую в этой атмосфере, как рыба в воде.

— В Bare Knuckle выступают многие ветераны ММА. Можно сравнить уровень их «кулачки» с нашей и чего наши топовые бойцы могли бы добиться в этой лиге?

— Мы недавно говорили о том, что могли бы там конкурировать и побеждать. Но там выступали не только бойцы ММА, но и чемпионы мира по боксу. Лобов даже выиграл у экс-чемпиона мира Малиньяджи. Думаю, что наши российские бойцы могли бы составить хорошую конкуренцию американцам. Было бы интересно там выступить.

Сергей Калинин
Сергей Калинин

— Как оцените боксёрский опыт Гаджи Наврузова и Павла Шуйского, которые испытали на ринге проблемы не с самыми сильными соперниками?

— Повторюсь, кулачные бои — это не бокс. В боксе другая защита и комбинации, совсем другая работа, хоть и кажется, что наши виды похожи. Тот, кто хорошо бьётся в «кулачке» и думает, что сможет успешно драться на профессиональном ринге, сильно ошибается, потому что профессиональный бокс прошёл долгий путь и вышел на столь высокий уровень. Кулачным поединкам ещё есть куда стремиться. Их среднее выступление не говорит о том, что они плохие бойцы. Им просто нужна другая подготовка.

— Насколько перспективно направление ММА без перчаток, как в 90-е, которое некоторые промоушены сейчас также пытаются развивать?

— Не знаю, насколько будет перспективно ММА без перчаток, потому что их изначально не было в восьмиугольнике, но потом они всё равно перешли на перчатки. Но кулачные бои имеют большую перспективу, потому что это близко и интересно людям. Не все умеют бороться, но все когда-либо дрались на улице, а потому зрителям это интересно. Они могут представить себя на нашем месте, потому что приблизительно понимают, что это такое. В ММА очень много аспектов, которые не позволяют им развиваться так, как «кулачке».

Сергей Калинин
Сергей Калинин

— Раньше вы играли в КВН. Эта школа помогает в плане треш-тока?

— Я стараюсь шутки и юмор использовать достаточно мягкие, не опускаясь ниже положенного. Стараюсь шутить культурно, а заниматься треш-током, честно говоря, не люблю. Прекрасно понимаю, что треш-ток является неотъемлемой частью боя. Школа КВН, конечно, помогает, не даром он зовётся клубом весёлых и находчивых.

— Впереди бой с Наимом Давудовым за чемпионский перстень. Как оцениваете этого соперника и какие у вас отношения?

— Соперник, конечно, опасный, не зря он чемпион. Мы подходим к этому бою серьёзно, разбираем его. Он нестандартный боец. Я ко всем своим соперникам отношусь хорошо и с уважением. Когда он не понял мою шутку, я ему объяснил, что это была лишь шутка, без перехода на личности. После этого мы поужинали за одним столом лицом к лицу, как два профессионала. Это наша работа, наш хлеб, а для меня образ жизни. Так что отношусь к этому как к очередной ступеньке, которую я должен пройти. Ничего личного.

— Вы занимаетесь и общественной деятельностью, состоите в казачьей организации и помогаете искать людей. Как к этому пришли и есть ли в вашем роду казаки?

— У меня, конечно, нет достоверных доказательств и документов об отношении к казачеству. Просто мне близка эта культура, из-за этого я начал заниматься общественной деятельностью. Я давно к этому шёл. Мы самоорганизовались в общественную организацию «Хутор Волчья гора». Казаки помогают в поисках пропавших людей и в экологических вопросах. Три человека у нас имеют удостоверения экологов. Некоторые из нас занимаются и детьми, тренируют их, проводят обучающие мероприятия. Казачество важно и в воспитании моих детей. Это те корни, тот фундамент, от которого они могут оттолкнуться и выстроить дальнейшую жизнь, потому что, чем крепче корень — тем сильнее дерево.

Получить бонус 2000 рублей для ставок без депозита
Сергей Калинин
Сергей Калинин

— Вам приходилось применять свои навыки и на улице борясь за правду с представителями диаспор и наркоторговцами. Насколько это было тяжело?

— Да, такое происходило не один раз. Там была не диаспора, а скорее сборная солянка. Писали про азербайджанскую диаспору, чтобы выставить нас экстремистами, но я объяснил им, что это не так. У нас много бандитов, которые пытались и будут пытаться обижать мирных жителей, за которых мы заступаемся. Иногда нам это выходит боком, но за правду надо стоять, потому что бездействовать ещё хуже. Сейчас уже всё спокойно, всё нормально. После того случая, все люди, позиционирующие себя бандитами поняли, что сильно наглеть нельзя и стали нас уважать. Наверное, этого достаточно, чтобы народ чувствовал себя более защищённым от тех, кто привык воздействовать на людей физической силой или угрозами. Мы готовы и дальше защищать рабочих, женщин и детей, стариков и бабушек. Эти люди, с кем мы конфликтовали, оказались очень своеобразными персонажами, которые угрожали даже бабушкам и дедушкам. Но правда победила.

— Активная жизненная позиция и социальная деятельность сближают вас с Александром Шлеменко. Вы с ним знакомы? Как к нему относитесь?

— Лично я, к сожалению, с ним не знаком, но видел интервью, по которым понимаю, что мы близки по взглядам. Конечно, я бы хотел лично познакомиться с этим человеком. Я очень хорошо отношусь к Александру, как к бойцу и как к человеку. Мне нравятся те идеи, которые он пропагандирует.

Комментарии

Нет комментариев. Будьте первым!