«У меня есть ключи к Перейре и Адесанье». Шара Буллет – о переходе в UFC, драке с Уокером и китайском прозвище

Российский боец смешанных единоборств Шарабутдин Магомедов, более известный как Шара Буллет, в эксклюзивном интервью MMA.Metaratings.ru рассказал о предстоящем поединке с Михаилом Рагозиным на RCC 13 и интересном прозвище, которое он получил в Китае, оценил навыки чемпиона UFC Алекса Перейры и объяснил, что должно случиться, чтобы он оказался в американской лиге.

Шарабутдин Магомедов
Шарабутдин Магомедов

Шарабутдин, вы много боев провели в Китае. Что вам запомнилось больше всего в этой стране?

— В Китае был хороший опыт. У меня было около 13-ти профессиональных боев, не только по ММА, но и по кикбоксингу. Много ребят туда возил, своего секунданта в частности. Китай – вообще необычное место, всегда все интересно, все по-новому. Там словно совершенно другой мир, и на нас смотрят иначе. Для китайцев я был как музейный экспонат. Слишком много внимания привлекал своей внешностью, чем отличался от китайских бойцов.

Мне дали прозвище Сунь Укун, в переводе это – «Король обезьян». Они верят в какие-то сказки. С первого боя ко мне прицепилось это прозвище. Дальше все время с этим прозвищем ходил. Меня постоянно просили надеть корону перед боем. И это была проблема. Мой друг и секундант все время просил, чтобы я не надевал ее, но китайский тренер все время ее приносил и говорил: «Надевай, надевай».

Шарабутдин Магомедов
Шарабутдин Магомедов

Помимо прозвища интересных моментов в Китае хватало. Бывало тяжело, весогонка, еда. Например, фруктовый салат подавался с майонезом. Нигде такого не встречал. Майонез вместо йогурта.

Бывало, что турниры шли два дня. Очень много боев. Хорошие гонорары платили. Интересно было вернуться в скором времени, потому что большая ставка в моей карьере была сделана на Китай. Карантин сбил все планы. В Китае все началось, и я до сих пор не могу туда вернуться. Пришлось начать карьеру в России. Такие обороты она набрала, что в Китай нет смысла возвращаться.

Никаких диких историй не было?

— Бывало, что там приходилось с капельницей по городу ходить, восстанавливаться. Были проблемы с восстановлением после весогонки. Тогда я гонял в 77 кг. Приходилось ходить, искать капельницы. Потом ее поставили и ходили с ней по городу. Наверное, еще много что можно вспомнить, но сейчас уже не смогу.

Шарабутдин Магомедов
Шарабутдин Магомедов

С кем из звезд UFC вы тренировались, и кто произвел самое сильное впечатление?

— Со звездами UFC я и в Дагестане много времени провел. Также за границей, в Таиланде. Они все показались мне обычными людьми, также чувствуют боль, и мне есть чем их удивить. Мои удары тоже бывают для них очень больны.

Встречали ли вы бойца, который превосходил бы вас по навыкам?

— Бывало. В Таиланде у меня были спарринги с бойцом UFC Джонни Уокером. Бывало сложно. У него длинные конечности, он также хорошо работает ногами, и иногда он у меня выигрывал. Сегодня – он, завтра – я. К нему нужно было подбирать правильную тактику. Даже легкий удар мог привести к сотрясению.

Один раз было такое. Уокер меня попытался ударить с сильного размаха и не попал, рука прошла мимо. Он открылся, и я хотел выстрелить своим контрдействием. Но он обратным движением руки наотмашь попал в меня в момент, когда у меня был расслаблен подбородок. Я же сам готовился атаковать. Он пробил в подбородок и выбил мне челюсть. Из-за боли еще и злость меня взяла. Помню, что я заорал, напал на него, и начал с ним драться как на улице.

Шарабутдин Магомедов
Шарабутдин Магомедов

Кого вы можете назвать соперником своей мечты?

— По правилам тайского бокса хотел бы подраться с Буакавом Банчамеком. В ММА с Хорхе Масвидалем, Исраэлем Адесаньей или Алексом Перейрой. Не знаю, кого еще выделить.

Каких трех бойцов ММА в истории России вы могли бы выделить?

— Это Федор Емельяненко, Хабиб Нурмагомедов, а третий либо Магомед Исмаилов, либо Александр Шлеменко. Кто выиграет 3 декабря, тот и будет.

Шарабутдин Магомедов
Шарабутдин Магомедов

Хабиб – величайший боец?

— Его доминация в боях с такими серьезными соперниками и на такой вершине многого стоит. Поэтому он – один из величайших, это 100%. Если изучать статистику, да, он проигрывает Джону Джонсу и многим другим по защите титула. Но он доминировал так, как другим не удавалось. У них были спорные бои, они могли не в форме выйти на бой и несерьезно отнестись.

Знаете, талант – такая вещь. Иногда на свой талант излишне сильно рассчитываешь, как, допустим, в случае с Джоном Джонсом. Он, рассчитывая на свои физические и природные возможности, выходил и показывал спорные поединки. Хабиб – талант и пахарь, который всегда на 100% готовым выходил на бой и показывал такую доминацию. Вовремя ушел, на пике. Это тоже важная вещь.

Джонсу это не удалось, но у него продолжается карьера. Посмотрим, как сложится. Но считаю, что Хабиб лучше, чем Жорж Сен-Пьер и Андерсон Силва. С Джоном Джонсом вопрос открыт. Если он еще заявит о себе в тяжелом весе, будет спорно.

Шарабутдин Магомедов
Шарабутдин Магомедов

Михаил Рагозин в данный момент сильнее или опаснее, чем Александр Шлеменко?

— В данный момент для меня точно опаснее по стилю ведения боя именно Михаил Рагозин. У него хорошие навыки в стойке и борьбе. Он не дилетант в этом деле, имеет знания в ударке, хорошо борется, применяет свои навыки, залеживает. Шлеменко стилистически более удобен для меня. Сейчас Рагозин точно более опасен.

Когда собираетесь пробиться в UFC?

— Если я выиграю у Михаила Рагозина и Владимира Минеева, этот вопрос, наверное, будет уже самым актуальным. Не останется вариантов, кроме как либо переехать в Америку, доказать, что там чего-то стоишь, либо завершить карьеру.

Рагозин – Магомедов
Рагозин – Магомедов

На днях вы сказали, что не хотите начинать с нуля в UFC. Вы говорили о том, что там вас не будет в рейтингах или о нежелании драться в отборочных турнирах?

— Когда ты приходишь в любую организацию, нужно все начинать с нуля. Я уже много раз испытал это на себе. В одной организации ты уже претендент на чемпионский пояс, а в другой – ты обычный рядовой, который ничего не доказал. В UFC будет именно так, потому что там собраны все бойцы, которые могли бы быть чемпионами в своих местных организациях. Все они в UFC начинают как рядовые, и платят им соответственно.

Дойти до пояса – это немало пота, времени и сил. К тому времени как ты доберешься до титула, может и пик карьеры пройдет. Поэтому тяжело. Знаете, здесь я получаю хорошие деньги, нахожусь на хорошем счету, а там заново начинать будет сложно.

Шарабутдин Магомедов
Шарабутдин Магомедов

Есть ли какие-то планы, связанные с промоушеном «Наше Дело»?

— «Наше Дело» – организация, которая много дала мне в карьере, дала именно импульс, когда у меня не было боев во время карантина. Спорт вообще как будто начал вымирать. По кикбоксингу в России только Fair Fight пытался проводить бои. Остальной мир кикбоксинга умер, и мне пришлось перейти в ММА. «Наше Дело» было хорошей платформой. Если они найдут хорошие бои, мне это интересно, вперед. Я готов защитить свой пояс. А бои, которые мало кого интересуют, и меня не будет интересовать.

Если предложат участвовать в Гран-при ACA, согласитесь?

— На миллион долларов?

Да.

— Может заинтересовать при определенных условиях, но миллион долларов – не награда победителю, а общий призовой фонд. Не знаю, надо подумать. Время тоже стоит денег. Нужно провести три боя. Миллион долларов – цифра, к которой стремится каждый боец. Этой суммой можно обрадовать семью и спать спокойно.

Шарабутдин Магомедов
Шарабутдин Магомедов

Минеев или Перейра. Кто сейчас сильнее из этих бойцов?

— Минеев может дать конкурентный бой Алексу Перейре. Это 100%. И у него есть хороший шанс его победить. Считаю, что я могу победить Перейру. У меня есть ключик к нему, который я могу использовать. Мой тайминг, мои передвижения и скорость. Это доставит ему сложности. Да, у него большие габариты, но ему будет тяжело наладить свой темп в ответ на мои передвижения и скорость. Будет как бык переть на меня и ошибаться.

Минеев тоже может такую тактику избрать и с Перейрой, и с Адесаньей. У Владимира есть 100-процентные шансы победить Исраэля. Я тоже знаю к нему ключи, которые именно ММА-бойцы не знают. Я видел его бои по кикбоксингу, знаю, как с ним надо работать. Просто в ММА много людей боятся зарубиться с ним в стойке, а борцы не могут продемонстрировать с ним свои навыки в пяти раундах, боятся устать. И феноменальных борцов там нет. Наверное, только Хамзат Чимаев, потому что у него российская школа борьбы. Марвин Веттори был на спаррингах в Таиланде и проигрывал многим борцам нашей советской школы. Наша борьба может приземлить американскую борьбу.

Комментарии
Нет комментариев. Будьте первым!
  • 06.02.2023
  • 21:45
Новость дня
Сехудо: я тренировался в Дагестане, там меня поставили на место
  • 06.02.2023
  • 21:26
Алексей Тищенко: Если бой Фьюри и Усика состоится в Великобритании, то это поможет Тайсону
  • 06.02.2023
  • 21:00
Новость дня
Бейдер хочет драться с Нганну, Оливейра подстрахует главный бой UFC 284: самое главное за день в единоборствах
  • 06.02.2023
  • 20:51
Эксклюзив
Шаблий: Волкановски не приспособлен под борьбу и прессинг Махачева
  • 06.02.2023
  • 20:33
Новость дня
Мендес: у Хабиба величайшая челюсть всех времен
  • 06.02.2023
  • 20:14
Эксклюзив
Шаблий – о завершении карьеры Емельяненко: Фёдор ушёл красиво
  • 06.02.2023
  • 19:52
Хасбик высказался о том, что Уайт не смог вспомнить имя Махачева после UFC Fight Night 218
  • 06.02.2023
  • 19:35
Эксклюзив
Шаблий: Токов в поединке против Эблина устал уже во втором раунде
  • 06.02.2023
  • 19:17
Хирн: Канело сразился с лучшими из лучших и сделал это с травмами
  • 06.02.2023
  • 18:55
Эксклюзив
Алексеева: реванш Махачев – Оливейра не интересен, Ислам его опять разберет как ребенка
Все новости