О кулачных боях, необычной технике и высказывании Моряка. Интервью чемпиона Hardcore FС Мухаммеда Калмыкова

Мухамед Калмыков — непобежденный чемпион в кулачных боях первого сезона Hardcore Fighting Championship. В содержательной беседе он рассказал о своем пути в мире единоборств, вспомнил о том, как завоевывал свое первое “золото”, а также назвал причины, по которым профессиональные боксеры “теряются” в кулачных боях.

Об этом и многом другом — в эксклюзивном интервью Metaratings.

Получить бонус 1000 рублей для ставок на ММА

— Мухамед, приветствую. Скажи пожалуйста, какие у тебя ощущения от возвращения домой с поясом? Я видел, тебя встречали прямо очень и очень хорошо. Расскажи, какие у тебя ощущения?

— Приветствую, Роман. Ощущения хорошие, теплые. Мне очень понравилось, как меня встретили, спасибо им большое. Гордость переполняет, что так болели за меня, переживали люди. Спасибо.

— Сильно ли возросла твоя популярность после участия в Hardcore FC?

— Я не чувствую себя популярным. Такой же, какой и был.

— Расскажи, пожалуйста, как ты попал в хардкор, и почему именно эта форма боев?

— Чисто случайно, вообще случайно. В тот день я очень сильно нервничал, сидел дома, мне пофигу было, кого побить. Мне позвонил мой друг, хороший знакомый, спрашивает: не хочешь поучаствовать в соревнованиях? Я даже не знал, что за соревнования, какие. Я говорю, мол, хочу, давай, лишь бы ударка. Поехал туда, оказалось голые кулаки. Я вообще не знал, куда я пришел. Выплеснул (адреналин), понял, что это мое. Я себя спокойно чувствовал.

— Ты много занимался любительски. Я знаю, что у тебя много наград, медалей. Расскажи, пожалуйста, они сейчас имеют для тебя большую ценность? И какое самое яркое воспоминание из этого периода у тебя есть?

— Конечно, имеют такую же ценность как и пояс хардкора, не меньше. Вот элементарно, мне запомнилось больше всего, когда я готовился к чемпионату Европы (прим. автора: Калмыков – чемпион Европы по тхэквондо): у меня ничего не было, ни диетолога, никого и ничего не было. Сам своим трудом гонял, готовился к соревнованиям. Три тренировки в день, весогонки, я итак самый маленький, самый худой был, а тут еще 5 килограмм надо было согнать, не мог прямо вообще. Я до истощения себя довел в то время. Ну вот добился результата каким-то образом, согнал вес, поехал на Европу и выиграл. Вот это самое такое было.

— Смотрел недавно твой прямой эфир, где ты спарринговал, и заметил, что тебе даже тренеры говорят о нестандартных ударах. Расскажи, пожалуйста, как можно выработать такую ударную технику, учитывая, что ты тренируешься по заданной программе.

— Давайте, я расскажу одну историю. Мне всегда были интересны удары, и когда я только начинал заниматься тхэквондо, я тренеру постоянно мозги выносил: вот так можно, так можно? Так можно бить? В тхэквондо же много ударов. Тренер разозлился, сказал: все, что ты видел в фильмах, ты можешь отрабатывать. Да и применять на соревнованиях. Я начал фантазировать у себя в голове: Брюс Ли...да чего я там только не смотрел. Потихоньку все отложилось, я эти удары раньше не использовал нигде...

Выдался момент. Пришел тот час, то время, как говорится (смеется).

— Слушай, а как ты отрабатывал эти удары? Ведь тебя окружают парни, которые долгое время с тобой занимаются, и они смотрят и думают: что он делает? Не подшучивали над тобой в такие моменты?

— В спарринге со мной они это все прочувствовали, поэтому ничего не говорили. Только кажется, что эти удары некачественные, но если сильно наносить урон…Главное, чтобы соперник отвлекся, дальше ты можешь добить его.

— Учитывая, что твоя база – тхэквондо, не было ли у тебя желания (в кулачных боях) рубануть ногой в какой-то момент?

— Было, было, это видно в отборочном бою с Павлом (Обозным). Хотелось с колена, но сдержался. Бой был в приоритете.

— Что можешь сказать про недавнее высказывание Моряка?

— Мне скинули переписку Моряка, и там ему сказали, типа: что ты скажешь на обращение Калмыкова? Он говорит: я по-собачьи не разговариваю. Ну, первым делом к нему будет вопрос, на который он вряд ли сможет ответить. А дальше будет интересно очень. Он забудет про Bare Knuckle, сто процентов. Он походу тут задержится по состоянию здоровья. Я не оскорблял его, ни в коем случае, я нигде его не оскорблял. Ни в обращениях, нигде. А он прямо допустил такую ошибку.

— Я заметил, что есть тенденция у парней, которые добиваются серьезных успехов, когда они после одного-двух поражений решают отойти от кулачных боев. В частности, это касается Зелимхана, Эмиля Наврузова. Моряк, кстати, до подписания (в BKFC) тоже говорил, что не хочет продолжать. Как думаешь, с чем это связано? Почему люди так просто решают уйти из кулачных боев?

— Не могу сказать за Зелимхана, за Моряка тоже. Но по поводу Эмиля – я предполагаю, что это ему дало толчок, чтобы дальше по боксу продвинуться. Он, в первую очередь, спортсмен. И спортсмен, который беспокоится за свое здоровье, который хочет дальше чего-то добиться в спорте, именно профессиональном. Вот поэтому он и ушел. Я думаю, он еще вернется, не знаю... В плане себя, ну, в тхэквондо я точно не пойду, что я забыл там.

В ММА – надо еще поработать мне. А в «кулАчке» – я кайфую просто с этого, я получаю бешеный, реально бешеный адреналин. Мне нравится эта тема.

— Есть ли новости о следующем сопернике? Когда хотел бы вернуться в клетку?

— Так, в 77 (прим. автора: полусредняя весовая категория) у нас по-моему Самброс Кирилл, и, если не ошибаюсь, Никулин. Еще там кто-то, пару человек не знаю, кто там в 77. Мне обещали, что Никулина дадут в поединке за пояс, посмотрим. Я вот уже практически готов, только руки восстановлю чуть-чуть. Поэтому через месяц, да, уже будем драться, я долго затягивать не буду с этим.

— Расскажи, пожалуйста, что с руками?

При любом попадании в кулачных боях, там одно попадание и все, дальше уже крепишься, можно сказать, всю дистанцию. Руки сразу начинают болеть, опухают, отек. Как бы ты его (кулак) не набил, пальцы ты никак не набьешь, понимаешь. Ты не только этими частями попадаешь, костяшками, но и пальцами можешь попасть. Возникают растяжения, все дела. Много, много нюансов. Я за всю дистанцию ничего такого не получал, только отек руки и все. Никаких ушибов, никаких трещин, только сечка и отек. Я вообще без травмы, можно сказать, обошелся...

— Бойцы в последнее время все чаще возмущаются маленькими гонорарами. Не кажется ли тебе, что сейчас в кулачных боях платят слишком мало, учитывая серьезный ущерб и опасность для здоровья?

— Я с тобой согласен. Конечно, мало. Маленькая сумма, но это не было секретом изначально. Почему сразу не отказались, почему пошли? Потому что знали, куда шли. Сейчас почему они возмущаются? Я не понимаю. Лично меня гонорар мало интересовал в то время… Только подраться, подраться (смеется).

— Но сейчас очевидно, что ты за 20 тысяч рублей уже драться не будешь. Как победитель, как обладатель пояса.

— Конечно, там уже посерьезнее соперники, и там опасно будет. Дальше покрупнее суммы пойдут.

Бонус на ставки за регистрацию, без депозита

— Очень интересно, как строится взаимодействие в кулачных боях. В ММА у контракта есть длительность и определенное количество боев, которые нужно провести за этот период. А как это происходит в кулачных боях?

— Я думаю, мне не стоит разглашать эту информацию. С этим вопросом лучше к организаторам. Лучше не будем говорить об этом.

— Хорошо. А как ты считаешь, есть ли будущее у этих поединков? Многие люди из бокса, ММА и других видов спорта считают, что кулачные бои существуют исключительно “на хайпе” и скоро затухнут. Что ты можешь сказать этим людям?

— Они (кулачные бои) уже переплюнули ММА: по трансляциям, по всем моментам. Я думаю, эта тема всегда была и будет. Просто сейчас ее сделали более профессиональной, привели к профессиональному виду. Этот вид спорта возьмет свое еще. Это уже, можно сказать, новый вид спорта. Это не только бокс, не только улица. Боксеры и профессионалы теряются, когда туда заходят. Все тело можно набить себе, но лицо никак не набьешь.

— С чем это связано? Почему боксеры теряются в кулачных боях?

— Ну элементарно, они всю жизнь привыкли (вести бой) в перчатках. Да, в них можно перекрыться, где-то отстоять, защищаться в углу. Тут попробуй перекрыться, куда не попадешь – там и больно. Трещины, может быть перелом. С одного удара можно потеряться. Вот, например, я когда зашел в клетку, противник первый удар нанес, у меня нос туда ушел (в сторону). Я смотрю: у меня нос кривой. Вот так поправил на место вроде, и ручьем кровь пошла. На самом деле потерялся, я не понял, что произошло. Больно было очень. Сразу пришел в себя, сгруппировался и дальше продолжил.

— Где еще мы сможем увидеть Мухамеда Калмыкова, если не в кулачных боях?

— Я могу в ММА перебраться спокойно. Многие недооценивают мою борьбу. Когда я дрался в SSFC (SKHVATKA Split Fight Championship), там у меня борьба нулевая была, если честно. С тех пор я начал заниматься этим вопросом. Могу спокойно в ММА перебраться, вообще с кайфом.

— Значит, Мухамед Калмыков готов врываться в ММА, если что-то пойдет не так?

— Я покажу там.... Ноги (смеется).

Джина Карано. Увольнение из кино и новый проект. Как сейчас живёт легенда женского ММА

Защищают и защищаются. Бойцы ММА разных лет, для кого 23 февраля – не пустой звук

Топ – 5 сексистов из мира ММА

Рейтинг:
0
Комментарии
Нет комментариев. Будьте первым!