Боец UFC Сергей Хандожко — о своем возвращении, порванных «крестах» и о любви к единоборствам

Сергей Хандожко — действующий боец полусреднего веса UFC родом из Тверской области. «Хонда» успел провести в ведущем промоушене мира два боя, после чего надолго выбыл из бойцовской жизни вследствие тяжелой травмы — разрыва крестообразных связок колена. В откровенном интервью Сергей рассказал, чем сейчас занимается и как скоро планирует вернуться в клетку, а также вспомнил крайне интересные моменты из своей бойцовской карьеры, начавшейся в далеком 2011 году.

Все это и многое другое — в эксклюзивном интервью Metaratings.

Сергей Хандожко
Сергей Хандожко
Получить бонус 1000 рублей для ставок на ММА

— Сергей, привет! Насколько я знаю, сейчас ты живешь в Краснодарском крае. Расскажи, чем ты там занимаешься?

— Я возглавляю спортивную школу олимпийского резерва «Краевой центр единоборств», являюсь там директором. В нашем центре занимается 452 спортсмена, и я организовываю их тренировочный процесс, вожу их на соревнования. В общем, много административной и бумажной работы.

«Между боями проходило немало времени, а деньги были нужны»

— Я знаю, что раньше ты жил где-то в районе Одинцово. Как судьба занесла тебя в Краснодарский край?

— Раньше я жил во Власихе — это военный городок недалеко от Одинцово: мой отец военный, и в какой-то момент его просто туда перевели. Уже тренируясь в Москве и выступая в ACB, три раза в неделю я работал тренером в одинцовском фитнес-клубе. Все-таки между боями проходило немало времени, а деньги были нужны. Там я проработал 3 года, а затем перебрался в Москву — отцу дали квартиру. Вскоре мне довелось выступить в Сочи, на турнире PLOTFORMA S-70, (прим. автора: турнир российского промоушена LEAGUE S-70, на котором помимо Сергея выступили Арман Царукян, Александр Романов, Денис Гольцов и другие бойцы, подписавшие впоследствии контракты с топовыми зарубежными промоушенами) там мне и поступило предложение переехать в Краснодарский край и возглавить спортивную школу. С боями тогда было не очень хорошо, да и в принципе я давно видел себя в этой деятельности, так что я согласился и ни разу с тех пор об этом не пожалел.

— Сложно ли было переезжать? Все-таки ты уже успел привыкнуть к Москве, в особенности к людям.

— Скажу честно, это было очень сложно. Мне пришлось перебираться одному и оставить тут всех друзей, и что самое главное — родителей. С семьей у меня всегда были очень близкие отношения, так что оставить их было непросто. В любом случае, люди ко всему привыкают, адаптируются. Я часто летал навещать друзей и родителей, и они ко мне тоже — тут всего пара часов на самолете.

Тяжелее всего было даже не после переезда, а за неделю до него — было непросто все это осмыслить. Потом, когда перебрался, все быстро пришло в норму: нашел тут нормальных ребят, подружился, все встало на свои места.

— С момента операции на колене прошло чуть больше года. Расскажи, как произошла эта травма?

— Не было какого-то конкретного момента, когда я травмировал колено, все произошло скорее из-за совокупности факторов. История такая: я был на сборах в Тайланде, Ясубей Эномото (прим. автора: боец ММА, в данный момент выступает в лиге RCC) предложил мне пробежаться в горы, а горы там очень серьезные, порой чуть ли не под прямым углом. Я сначала отказался, так как только-только приехал и не хотел себя излишне перегружать, но Ясубей настоял: сказал, что там будет Мага Исмаилов и множество других бойцов. Пришлось соглашаться, раз уж взяли «на слабо». (Смеется.)

После пробежки мои ноги просто «встали»: забились и ужасно болели. В этот же день я пошел на борьбу, где почувствовал ноющую боль в ноге: не сильно, но дискомфортно. Через пару дней я начал спарринги, и в них нога при попаданиях начала уже серьезно подкашиваться. Затем это подметил и Мага Исмаилов: сказал, что это очень похоже на проблему со связками. Тогда я и понял, что происходит что-то неладное. Поехал в Москву, сделал МРТ и узнал, что у меня порван передний «крест» (прим. автора: крестообразная связка колена). Так и началась «темная полоса» моей жизни.

— Твое восстановление выпало на самое начало пандемии. Не считаешь ли ты удачным такое совпадение, ведь ты бы итак не имел возможности выехать?

— Все бы хорошо, если бы не одно «но»: из-за пандемии в том госпитале, где я лежал, был доступен лишь один реабилитолог, и он сильно испортил мне колено. Он раньше времени дал мне серьезную нагрузку, и именно по этой причине я так долго восстанавливался после операции. По хорошему, я должен был подраться уже в августе-октябре, но из-за этого врача я к августу начал только более-менее, не хромая, ходить.

Поэтому год для меня сложился не очень хороший: было много плохих мыслей, депрессия, вот это все… Выбираться из этого состояния я начал лишь осенью. Сейчас все в порядке: сдал МРТ, проблем никаких нет, плотно тренируюсь. Могу сказать, что доволен своей формой — очень похоже на то, что было до операции. Еще месяц-два, и будет даже лучше, чем было.

— Когда планируешь вернуться в клетку?

— Летом. Ориентировочно июль-август, но все может поменяться: конкретных предложений еще не было. Главное — получить визу, ведь сейчас UFC проводит бои только в Америке. В прошлый раз получить визу я не смог: ни в США, ни в Канаду. К сожалению, все это случилось из-за небольшой ошибки в анкете.

— С кем хотел бы встретиться в следующем бою?

— У меня на уме есть несколько вариантов. Первый — Майк Перри: у него по контракту остался один бой, он идет на серии поражений, я тоже проиграл в своем последнем бою. «Бой навылет», так сказать. Я хотел с ним подраться еще когда только подписался в UFC, но он тогда был на совсем другом уровне: дрался с топами, выступал в мейн-кардах. А сейчас я понимаю, что этот бой абсолютно реален, это было бы очень интересно. Второй вариант — Карлос Кондит. Это, можно сказать, бой моей мечты. Когда я только начинал смотреть бои, я даже покупал себе вещи как у него: кепки, футболки «Headrush», все в этом духе…

«Бои Федора смотрел так, будто бы кто-то родной дерется»

— Бойцы часто рассказывают о «том самом» поединке, после которого они ощутили настоящую страсть к этому спорту. Есть ли такой у тебя?

— У меня такими были бои Федора в Pride: смотрел, будто бы кто-то родной дерется. Гордился за него, показывал его бои всем знакомым. А в UFC — даже не знаю, у меня были на дисках самых первые турниры «навылет», там мне больше всего запомнился парень, который в финале проиграл Хойсу Грейси, он еще выбил большому сумоисту зубы с ноги (прим. автора: речь идет о самом первом бое в истории UFC — тогда Жерар Гордо ударом ноги нокаутировал поднимающегося из партера Тэйлора Уайтли; по словам присутствовавших на турнире, зубы Уайтли долетели до комментаторского стола и некоторых зрителей). Также я очень любил бои Фила Барони, очень уж он интересно бился. Чак Лидделл, их трилогия с Рэнди Кутюром, бои Дуэйна Людвига…

Но главным образом повлиял, конечно же, Федор. Как бы это банально не звучало, но это был он: именно Федор привил мне любовь к смешанным единоборствам. Помню, в какой я был депрессии, когда Федор был на серии поражений: после Вердума, «Бигфута» и Хендерсона. Вот правда, целую неделю настроения не было. Во время их боя с Фабрисио я на нервах даже из комнаты выбежал: надеялся, что сейчас он вылезет из того треугольника, что-нибудь придумает. Так и не вылез, к сожалению…

— В какой момент ты понял, что у тебя с единоборствами все серьезно?

— Конкретно «подсел» на бои я где-то на первом курсе университета: до этого я много выступал на соревнованиях по рукопашному бою, причем довольно успешно. А полностью посвятить себя этому делу я решил уже после своего пятого или шестого боя в профессионалах. Шло очень хорошо, во всех боях я выиграл, так и затянуло. До этого я дрался просто потому, что нравилось, и даже не задумывался о чем-то серьезном... Бои я искал сам, в интернете. Кстати, я был одним из первых, кто нашел «выход» на Sherdog в России (прим. автора: крупнейший информационный портал по ММА, ведущий, в том числе, официальную статистику бойцов по всему миру): как завести профиль, как «закинуть» свои бои… Именно поэтому, кстати, все мои бои есть на «Шердоге», потому что я веду там статистику с очень давних времен.

Бывало, что ездил на соревнования по рукопашному бою, проигрывал их, пропускал, падал в нокдаун, а на следующий день уже ехал на турнир по ММА. Подписывался на любую авантюру, в общем… Просто хотелось драться. (Смеется.)

«Бой с Вартаняном был поучительным»

— Какой бой был самым запоминающимся в карьере? И почему?

— Наверное, бой с Эдиком Вартаняном. Мы стояли у клетки, и я на коротке пробил ему коленом четко в печень: он упал, но я не стал добивать, позволил ему встать. Не потому, что я «выпендривался», а просто потому, что он очень хорош в партере: я думал, что он так пытается затянуть меня в борьбу. В итоге он так «отлежался» и перетерпел этот нокдаун, а во втором раунде смог «завязать» меня в борьбе и финишировать. Это было очень грамотно с его стороны, он молодчина. Я еще долго потом вспоминал этот бой: если бы да кабы... Даже сам Эдуард меня потом спрашивал, почему я не добил, ведь были все шансы. Именно поэтому этот бой был самым запоминающимся, ведь он был еще и самым поучительным.

«Один дал возможность симулировать, а другой этой возможностью воспользовался»

— Расскажи о своих впечатлениях от боя Ян-Стерлинг.

— От этого боя лишь две эмоции. Первая — это разочарование от ошибки Петра Яна: все таки боец такого высокого уровня не должен совершать подобные ошибки. Ладно он бы сделал это в начале боя, когда ты весь на адреналине, но в четвертом?.. Ты ведешь бой «в одну калитку», нужно только добить, и тут такая ошибка… Это было очень обидно — отдавать титул в полностью выигранном бою. Ну а Стерлинг — он просто переигрывал. Даже после глухих нокаутов встают быстрее. В общем, один дал возможность симулировать, а другой этой возможностью воспользовался, вот и все. Теперь, как я понимаю, Алджамейн будет до последнего «соскакивать» с этого боя, искать любую возможность не драться с Петром.

— Как думаешь, как сложится их реванш?

— Думаю, Ян победит нокаутом. Первый бой показал, что у Стерлинга просто нет шансов, только «лакипанч». Он уступил как в ударке, так и в борьбе, так что тут других вариантов быть не может, только финиш от Петра Яна.

— А что можешь сказать о реванше Усмана и Масвидаля?

— Тут два варианта: либо Хорхе его уронит, либо проиграет еще хуже, чем в их первом бою. Дело в том, что в первой встрече на Хорхе ничего не давило, он при любом раскладе оказывался в выигрышной позиции: даже если бы он проиграл, то никто бы ему ничего не сказал, ведь он принял титульный бой на шестидневном уведомлении. Сейчас же спрос будет совсем другой, здесь все будет зависеть от его психологического состояния — может и «перегореть».

— Недавно объявили бой двух топовых тяжеловесов: Александра Волкова и Сирила Гана. Как ты видишь себе рисунок этого боя?

— Не могу сказать точно. Я бы дал 50/50, ведь они одни из самых техничных «тяжей» в UFC. Сирил очень чувствительный, очень быстрый боец с отличным чувством дистанции, Саша же больше любит вступать в размены. Думаю, Волков будет навязывать ему прессинг, силовую работу: вязать в клинче, отбивать ноги, пробивать фронт-кики. Ну а Сирил, в свою очередь, будет «взрываться» и кружить в своей фирменной манере. Думаю, это будет не самый зрелищный зрелищный, но очень интересный в плане эстетики бой, этакая «битва умов»: кто кого переиграет. Фанаты ударной техники точно оценят этот бой.

Вадим Немков в любительском ММА. Бой с Магомедом Анкалаевым на чемпионате России по ММА
Вадим Немков в любительском ММА. Бой с Магомедом Анкалаевым на чемпионате России по ММА
«Меня мало кто знал до боя с Мирзаевым». Интервью бойца ACA Шамиля Шахбулатова
«Меня мало кто знал до боя с Мирзаевым». Интервью бойца ACA Шамиля Шахбулатова
Рейтинг:
0
Комментарии
Нет комментариев. Будьте первым!